Бельские

Бельские

— князья. Из них следующие играли более или менее выдающуюся роль в истории России, преимущественно в царствование Василия Иоанновича и его преемника.

1) Князь Федор Иванович. В 1482 г. несколько литовских вельмож, в том числе и Б., задумали отложиться от великого князя литовского и короля польского Казимира IV и передаться на сторону великого князя московского Иоанна Васильевича III. Намерение их открылось, и некоторые из них были казнены; Федор Иванович успел бежать в Москву, оставив в Литве жену, с которой венчался накануне бегства. Иоанн принял Б., но в 1493 г. он был сослан в Галич, как замешанный, или скорее оговоренный, в заговоре князя Лукомского (см.), намеревавшегося умертвить Иоанна. Через несколько лет ему возвращена была царская милость: в 1495 году Иоанн потребовал у Александра, преемника Казимира IV, возвращения его жены, а в 1498 г., с разрешения московского митрополита, женил на родной своей племяннице, княжне Анне Васильевне Рязанской. В 1499 г. Федор Иванович был послан Иоанном с войском в Казань, на помощь Абдыл-Летифу (пасынку крымского хана Менгли-Гирея), которому угрожал шибанский царевич Агалак; но так как последний ушел в свои улусы, не вступая в бой с противниками, то и Федор Иванович должен был вернуться в Москву. Через три года Федор Иванович участвовал в походе Димитрия Иоанновича в Литву, в качестве второго воеводы после Димитрия. Это войско все почти время до перемирия 1503 г. было занято безуспешной осадой Смоленска. Наконец, в последний раз имя Федора Ивановича в наших летописях встречается под 1506 г., когда он принимал участие в Казанском походе, под главным начальством того же Димитрия Иоанновича. От брака с княжной Рязанской Федор Иванович Б. имел трех сыновей: Димитрия, Ивана и Семена.

2) Несколькими годами позже перешел на службу к московскому князю и брат Федора Ивановича, Семен Иванович, жаловавшийся Иоанну на то, что в Литве он терпит большую нужду за греческий закон. Он подался на сторону Иоанна с городами Черниговом, Стародубом, Гомелем и Любечем, по поводу которых хотя завязался спору Иоанна с Александром Литовским, но по перемирию 1503 г. последний должен был признать право владения ими за Иоанном. Более имя Семена Ивановича в летописях не встречается.

3) Князь Димитрий Федорович становится известным в 1519 г., когда он был послан Василием Иоанновичем в Казань для возведения на казанский престол Шиг-Алея. Дмитрий Федорович с успехом выполнил возложенное на него поручение. Через два года он был пожалован в бояре, имея от роду, вероятно, не более 22 лет, и в том же году начальствовал над ополчением, высланным против крымского хана Махмет-Гирея, который свергнул с престола (1521) Шиг-Алея, поставив на его место своего брата Саип-Гирея, и с большим войском вторгнулся в пределы Московского княжества. Враги сошлись на берегах Оки; московский отряд был опрокинут многочисленным неприятелем и не мог удержать его от грабежа, который он беспрепятственно производил на всем пространстве от Коломны до самой Москвы. Дмитрий Федорович с остатками своего ополчения стоял в это время в Серпухове. Когда, по уходе из-под Москвы Махмет-Гирея, Василий Иванович стал производить суд над полководцами, дозволившими неприятелю перейти Оку, то Б., хотя его все и упрекали в безрассудстве и малодушии, вместе с братом великого князя был пощажен, а наказан был один только Воротынский (см.). В следующем, а равно и в 1533 году, Дмитрий Федорович участвовал в ополчении, высылавшемся для отражения крымских татар — в первый раз под начальством самого великого князя, а вторично в качестве старшего воеводы. В том и другом случае ополчение в борьбу не вступало, так как ожидаемый враг не появлялся.

В первый год правления Елены Дмитрий Федорович и его братья, как бояре, были членами верховной думы, но в 1534 году положение их изменилось. В этом году подвергся казни обвиненный в коварных замыслах против правительницы Юрий Иоаннович Дмитровский; боясь за свои сношения с ним, Семен Федорович Б. убежал в Литву, Иван Федорович был заключен в тюрьму, и только Дмитрий Федорович, как признанный невиновным, оставлен в покое. После этого мы встречаем Дмитрия Федоровича военачальником над ополчением, которое отразило на берегах Оки крымских татар в 1535 г.; затем он водил войска против татар в 1540—41 гг. Во время правления Шуйских Дмитрий Федорович не только не разделял бедствий своих братьев, но, напротив, даже сумел удержать за собой то значение в думе, которое имел в первый год после смерти Василия III. Вступив на престол, Иоанн IV посылал его в Казань с войском, в первый раз для возведения на престол свергнутого казанцами Шиг-Алея (1547), а вторично для взятия Казани (1549—50). В этом походе участвовал и сам царь, принужденный 25 февраля 1550 г. отступить с большим уроном от Казани. Вина в неудаче вся пала на голову главного воеводы Дмитрия Федоровича, которого обвиняли даже в измене; но он, по справедливому замечанию Н. М. Карамзина, не был ни предателем, ни искусным полководцем, ни властолюбивым вельможей, если мог при Шуйских удержать свое место в думе. Умер Дмитрий Федорович в 1550 г., вскоре по возвращении из-под Казани. После себя он оставил сына Ивана (см. о нем ниже) и дочь Евдокию, которая была замужем за боярином Михаилом Яковлевичем Морозовым, славилась своим благочестием и была казнена вместе с мужем и детьми в 1577 г. царем Иоанном Васильевичем.

4) Князь Иван Федорович, пожалованный в сан боярина в 1522 г., был отправлен в 1524 г. Василием Иоанновичем в Казань, во главе 150-тысячной рати против Саип-Гирея. Последний, услыхав о выступлении такого многочисленного войска, испугался и, оставив в Казани тринадцатилетнего племянника Сафа-Гирея, убежал в Крым, обещая казанцам возвратиться с войском турецким. Казанцы, провозгласив царем молодого Сафа-Гирея, стали готовиться к осаде. 7 июля войско Ивана Федоровича Волгой достигло Казани и расположилось станом у Гостинного острова. Простояв здесь в бездействии 20 дней, в ожидании конницы, которая шла берегом, Иван Федорович 28 июля перенес стан на берег Казани. Недалеко оттуда стоял и Сафа-Гирей, и несколько раз пытался тревожить русских. Время между тем шло; ни конница, ни суда со съестными припасами не появлялись; в войске стали обнаруживаться голод и уныние, усиленное слухом о совершенном поражении конницы. Вскоре узнали, что был побежден один отделившийся отряд конницы, но захвачены суда с боевыми и съестными припасами. Несмотря на это, Иван Федорович 15 августа обложил Казань, и после нескольких дней осады казанцы стали просить мира. Мир им был дан, Василий Иоаннович согласился на просьбу казанских послов, оставил им царем Сафа-Гирея, и Иван Федорович Б. с войском вернулся в Москву. Результаты этого похода далеко не оправдали ожиданий Василия Иоанновича; по обыкновению стали обвинять в этом главного вождя, Б., называя его даже изменником, на чем настаивали и иностранцы (Герберштейн). Разгневался было сначала на него и сам великий князь, но по ходатайству митрополита простил. Трудно, кажется, обвинять в чем бы то ни было Ивана Федоровича; он не мог продолжать осаду без припасов, тревожимый в то же время черемисами и казанской конницей. Через 6 лет (1530) Б. снова явился под Казань с многочисленным войском. 10 июля произошла между русскими и казанцами ожесточенная борьба; последние были побеждены и, потеряв острог, стали просить мира. Б., взяв со всех казанцев присягу не изменять великому князю, не брать себе царя иначе, как из его рук, отступил от города и вместе с послом казанским вернулся в Москву. В 1534 г., вследствие бегства меньшого брата, Иван Федорович был скован и посажен в темницу, из которой был освобожден после кончины Елены (1538) Шуйскими, возвратившими ему прежнее место в думе. Но недолго он прожил в мире со своими освободителями; вскоре начались между ними "многия вражды за корысти и за родственников", и перевес в этой вражде оказался на стороне Шуйских, несмотря на то, что за Б. стоял митрополит. В 1540 г. Иван Федорович снова был заключен в тюрьму, но в том же году и освобожден, по ходатайству митрополита Иосафата перед великим князем. В это время умер глава Шуйских — князь Василий, а заменивший его князь Иван, разгневанный за освобождение Б., перестал ездить к царю и советоваться с боярами. Правление тогда перешло к Б. и митрополиту Иосафату, бывшим в большей милости у Иоанна, которая вскоре и погубила их. Составился обширный заговор сторонников Шуйских и в ночь со 2-го на 3-е января 1542 г. приведен в исполнение: Иван Федорович был схвачен на своем дворе и утром на другой день отослан на Белоозеро в заточение, где и был убит спустя четыре месяца людьми, преданными Шуйским. Так кончил свою жизнь Иван Федорович Б., "муж", по словам Курбского, "пресильный, стратиг зело храбрый, в разуме мног и в св. писаниях искусен", вполне оправдавшийся в народном мнении от прежних подозрений в лихоимстве — своей добротой и миролюбием, которые он обнаружил в последний год, освобождая опальных бояр и князей Старицкого (Владимира Андреевича) и Углицкого (Димитрия Андреевича) и не преследуя своих врагов Шуйских, главе которых, Ивану, он даже дал воеводство. В родословных книгах он показывается бездетным.

5) Князь Семен Федорович пожалован в бояре одновременно со своим братом Иваном, вместе с ним находился в ополчении 1522 года, заседал в думе, и в 1534 г., по случаю казни Юрия Иоанновича Дмитровского, будучи недоволен правительством, бежал в Литву. Сигизмунд, бывший тогда королем польским и великим князем литовским, милостиво принял беглеца и наградил богатыми поместьями. В 1535 и следующих годах он участвовал в войне поляков с русскими, но вследствие неудач литовско-польского оружия, которые Сигизмунд приписывал русским изменникам, бежал в Константинополь, откуда уже в 1537 году явился в Крым, с целью поднять хана войной на Россию. Но этого достигнуть ему не удалось, и вскоре он сам был взят в плен ногайским князем, от которого вытребовал его новый крымский хан Саип-Гирей. С последним Иван Федорович Б., во время своего главенства, завел переговоры об освобождении брата и послал даже к нему послов с дарами, но послы застали и хана, и Семена Федоровича Б. на пути к Москве, которую он уговорил хана пограбить (1541). Хан, заверяемый Б., что России бессильна, не имеет никаких войск, был страшно напуган, когда увидал на другой стороне Оки огромные полчища русских, и в ту же ночь ускакал с Крым, а за ним ушло и его войско. Дальнейшая судьба Семена Федоровича Б. неизвестна.

6) Князь Иван Дмитриевич — сын Дмитрия Федоровича. Впервые летописи упоминают о нем под 1546 г., во время свадьбы Иоанна IV, когда он сидел на княжеском месте; затем под 1554 г., когда его пожаловали в крайчие и через несколько месяцев женили на дочери князя Василия Шуйского, великокняжеской племяннице. В 1559 году Иван Дмитриевич был возведен в бояре, а в 1561 г. был воеводой на Украйне и отразил нападение крымских татар. В 1563 г. принимал участие в ливонской войне, и через два года назначен Грозным первым боярином в Земщине (1565). В 1571 г., во время нашествия Девлет-Гирея на Москву, он с Оки, где стоял во главе огромной рати, поспешил на спасение столицы, и здесь, во время пожара, задохнулся в погребе на своем дворе.

В. Р.

{Брокгауз}

Источник: Большая биографическая энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. Бельские — I Бе́льские княжеский и боярский род в России 15—16 вв. Происходил из рода великого князя литовского Гедимина. В 1482 Федор Иванович Б. (умер около 1505—06), а в 1500 его брат Семён Иванович... Большая советская энциклопедия
  2. БЕЛЬСКИЕ — 1. рус. дворянский род, выдвинувшийся в годы опричнины благодаря Малюте Скуратову-Бельскому. Наиболее известен Богдан Яковлевич Б. (ум. 1611). Советская историческая энциклопедия
  3. БЕЛЬСКИЕ — БЕЛЬСКИЕ — российские живописцы 18 в., братья: Иван Иванович (1719-99) и Алексей Иванович (1730-96). Церковные образа, театральные декорации, плафоны и панно для императорских дворцов исполнены в широкой живописной манере... Большой энциклопедический словарь